• Приглашаем посетить наш сайт
    Горький (gorkiy.lit-info.ru)
  • Cлова на букву "B"


    А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y
    Поиск  

    Список лучших слов

     Кол-во Слово
    1BAILLIE
    2BALLADE
    1BANK
    1BAS
    1BAYARD
    2BEAU
    1BEFORE
    1BELIEVE
    1BELLA
    2BELLE
    1BEND
    1BENEATH
    5BIEN
    1BIGOT
    1BILLET
    1BIOGRAPHY
    1BIRD
    10BIS
    1BLEED
    1BLESS
    1BLIGHT
    1BLISS
    1BLOOD
    1BLOOM
    1BLOSSOM
    2BLUSHING
    1BOLD
    5BON
    2BOND
    1BORN
    3BOWER
    2BRAVE
    1BREAK
    1BREAST
    1BREATHE
    1BRIGHT
    1BROOK
    6BROUHAHA
    1BROWN
    1BRUTAL
    1BURN
    1BURNING
    3BUT

    Несколько случайно найденных страниц

    по слову BIEN

    1. Смерть Вазир-Мухтара (глава 12)
    Входимость: 1. Размер: 64кб.
    Часть текста: ее изредка и сожалел, что рука была голая и не сохранилось хоть лоскута золотой одежды на ней. Треуголку напялил на себя подмастерье челонгера, она была слишком велика и опускалась до ушей. Сам же Вазир-Мухтар, в тройке с белокурым его слугою и каким-то еще кяфиром, привязанный к стае дохлых кошек и собак, мел улицы Тегерана. Их тащили, сменяясь, на палке четыре худых, как щепки, персиянина. У белокурого была обрублена одна нога, но голова была совершенно целая. Вазир-Мухтар существовал. В городе Тебризе сидела Нина и ждала письма. Матушка Настасья Федоровна перешла из будуара в гостиную и там говорила гостье, что Александр не в нее пошел: с глаз долой, из сердца вон, забывчив. Фаддей Булгарин, склоняясь над корректурою "Пчелы", правил: "... благополучно прибыв в город Тегеран, имел торжественную аудиенцию у его величества. Первый секретарь г. Мальцов и второй секретарь г. Аделунг в равной мере удостоились... " [383] 2 Мальцов стоял посередине комнаты и старался не смотреть на свои широкие штаны. Комната, хоть и в шахском дворце, была довольно бедная; малая, но чистая. Зилли-султан, толстый, бронзовый, разводил руками и, не глядя в глаза, низко склонялся перед сарбазским мундиром. Горесть его была большая, и он был действительно растерян. - Mon dieu (1), - говорил он и подносил руку ко лбу, - mon dieu, я, как узнал, бросился усмирять, но меня изругали, стреляли в меня, - и шепотом, сделав страшные глаза: - я боялся за его величество - дворец был в опасности, - я потерял голову, я бросился защищать дворец его величества. Это бунт, ваше превосходительство... Аллах! Мальцов вовсе и не был превосходительством. - Ваше высочество, я понимаю вас, - сказал Мальцов, - эти народные волнения... Будьте уверены, ваше высочество, что я ценю... Единственная просьба к вашему высочеству - отпустить меня немедля в Россию, чтобы я мог засвидетельствовать... Печальное...
    2. Смерть Вазир-Мухтара (глава 2)
    Входимость: 2. Размер: 219кб.
    Часть текста: пушечный выстрел. Краткий миг изумления кончается тем, что взрослые проверяют часы, а дети начинают бессознательно играть в солдатики. Привычка эта так сильна, что, когда начинается наводнение, чиновники бросаются переводить часы. [36] Но с трех часов 14 марта 1828 года пушки вздыхали по-боевому. Был дан двести один выстрел. Петропавловская крепость была тем местом, где лежали мертвые императоры и сидели живые бунтовщики. Двести один, друг за другом, выстрел напоминал не торжество, а восстание. Между тем все было необычайно просто и даже скучно. Вечером коллежский советник прибыл в нумера Демута. Он потребовал три нумера, соединяющиеся между собою и удобные. Он завалился спать и всю ночь проспал как убитый. Изредка его смущал рисунок обоев и мягкие туфли, шлепавшие по коридору. Чужая мебель необыкновенно громко рассыхалась. Он словно опустился в тяжелый мягкий диван, обступивший его тело со всех сторон, провалился сквозь дно, и нумерные шторы, казалось, пали на окна навсегда. В десять часов он уже брился, надевал, как перед смертью или экзаменом, чистое белье, в двенадцать несся в Коллегию Иностранных Дел. В большой зале его встретили чины. Сколько разнообразных рук он пожал, а взгляды у всех были такие, как будто в глубине зала, куда он поспешно проникал, готовилась неожиданная западня. Все коллежские советники Петербурга были в этот день пьяны завистью, больны от нее, а ночью безотрадно и горячо молились в подушки. Западни не было, его пропускали к самому Нессельроду. И вот он стоял, Нессельрод, в глубине зала. Карл-Роберт Нессельрод, серый лицом карлик, руководитель...
    3. П. А. Вяземский. Дела иль пустяки давно минувших лет
    Входимость: 1. Размер: 23кб.
    Часть текста: вчерашней, третьегодняшней, и едва ли не допотопной. Трудолюбивый, неутомимый изыскатель по русской части биографической и библиографической, вы все прочуяли, переведали, пересмотрели, до всего добрались и продолжаете добираться. От ваших истинно цензорских, то есть сотенных Аргусовых глаз ничто печатное доныне, и чуть ли не все писанное, не ускользнуло. Всеведение и память ваша изумительны. На ловца и зверь бежит. Вот нечаянно попалось вам на глаза давным-давно забытое, да и в свое время мало известное, и, можно сказать, случайное произведение Грибоедова: "Кто брат? Кто сестра?", и вы сейчас производите, хотя и по остывшим от времени следам, дознание, чтобы определить, как, когда и при каких обстоятельствах оно возникло и совершилось. Из всех ответчиков и свидетелей по этому делу чуть ли не я один налицо из числа всех живущих на земле. Присягнув пред вами, что я буду говорить правду и одну правду, начинаю показание свое. Но извольте принять в соображение, что с того времени прошло...
    4. Смерть Вазир-Мухтара
    Входимость: 1. Размер: 56кб.
    Часть текста: года перестали существовать люди двадцатых годов с их прыгающей походкой. Время вдруг переломилось; раздался хруст костей у Михайловского манежа - восставшие бежали по телам товарищей - это пытали время, был "большой застенок" (так говорили в эпоху Петра). Лица удивительной немоты появились сразу, тут же на площади, лица, тянущиеся лосинами щек, готовые лопнуть жилами. Жилы были жандармскими кантами северной небесной голубизны, и остзейская немота Бенкендорфа стала небом Петербурга. Тогда начали мерить числом и мерой, судить порхающих отцов; отцы были осуждены на казнь и бесславную жизнь. Случайный путешественник-француз, пораженный устройством русского механизма, писал о нем: "империя каталогов", и добавлял: "блестящих". Отцы пригнулись, дети зашевелились, отцы стали бояться детей, уважать их, стали заискивать. У них были по ночам угрызения, тяжелые всхлипы. Они называли это "совестью" и "воспоминанием". И были пустоты. За пустотами мало кто разглядел, что кровь отлила от порхающих, как шпага ломких, отцов, что кровь века переместилась. Дети были моложе отцов всего на два, на три года. Руками рабов и завоеванных пленных, суетясь, дорожась (но не прыгая), они завинтили пустой Бенкендорфов механизм и пустили винт фабрикой и заводом. В тридцатых годах запахло Америкой, ост-индским...

    © 2000- NIV